Lowtax Network

Back To Top

Your Lowtax Account

Russian deoffshorisation campaign in full swing

Costas Tsielepis & Co Ltd, Chartered Accountants
23 July, 2015

By: Alexis Tsielepis, Director & Head of Taxation & Daniil Ruderman, Tax Consultant and Representative, Moscow.
Costas Tsielepis & Co Ltd
www.tsielepis.com.cy

Russian President, Vladimir Putin, first announced the need for deoffshorising the Russian economy back in 2012, declaring that fighting against tax evasion structures that use various offshore jurisdictions would be one of his top priorities. Less than three years later, his deoffshorisation campaign is in full swing.

At the time, the Government received the message sent by President Putin loud and clear and by the beginning of 2014 a number of acts aimed at returning capitals back to Russia were developed.

Efforts veered into several directions. First, it was anticipated to introduce a number of offshore-fighting tax measures, similar to those already widely used by other countries. They also considered certain non-tax measures aimed at disclosure of information by actual owners of non-Russian companies and structures and also various measures encouraging the transfer of businesses' flows into Russia.

Throughout the year, the Russian Ministry of Finance worked feverously on the Deoffshorisation Law, producing several drafts that were widely discussed with the business community and the Government. The buzz around the draft was unprecedented. Businesses lobbied for the softening of certain provisions of the draft law while the Government, in many cases, insisted on less favorable provisions.

The final legislation that spearheaded the Russian deoffshorisation campaign was Federal Law No. 376-FZ, better known as the Deoffshorisation Law, which was signed by President Putin on 24 November 2014 and entered into force on January 1, 2015.

This new legislation resulted in the introduction of new fundamental rules, concepts and principles to the Russian domestic legislation, including the Controlled Foreign Company (CFC) rules, Russian tax residency rules for legal entities and the 'beneficial owner of income' concept.

In layman's terms, the legislation makes it less beneficial for the Russian businesses to use non-Russian companies and structures as a tool to reduce their tax burden.

In brief, the substance of these new rules is as follows:

The first set, CFC rules, allows the Russian tax authorities to tax in Russia the undistributed profits received by non-Russian companies and structures (such as trusts, funds etc.), where such companies and structures are controlled by Russian tax residents (individuals and legal entities).

The Deoffshorisation Law provides for specific criteria of "control", introduces certain rules for calculation of taxable income of controlled companies and structures and establishes the procedure for calculation, reporting and payment of the relevant tax in Russia.

According to the second set of rules relating to tax residency of legal entities, besides Russian companies, non-Russian companies that are actually managed from Russia shall be treated as Russian tax residents. If a non-Russian company is treated as a Russian tax resident, it shall be obliged to pay Russian profits tax similar to Russian companies.

Finally, the third set of rules relating to beneficial owner of income is aimed at combating structures abusing Double Tax Treaty (DTT) benefits.

Take for example, a scenario where a non-Russian company registered in a favorable DTT jurisdiction, such as Cyprus or Luxembourg, is introduced to the legal structure solely for the purpose of reducing Russian withholding tax on income, such as dividends, distributed by the Russian company.

In this case, a non-Russian company acting as the recipient of income can not be treated as the actual owner of this income if it does not take any economic risks relating to this income, does not define its future economic faith and, upon the receipt of this income, automatically transfers it to another company that is registered, for example, in a non-DTT jurisdiction. DTT benefits may be denied to this company and the higher Russian domestic withholding tax rates may apply to income such as dividends (15% tax may apply instead of 5% or 10% as under the DTT).

Currently it is clear that the Deoffshorisation Law shall change dramatically the Russian tax environment. Tax risks which are faced by businesses as a result of tax planning tools involving non-Russian structures would unlikely be lower in the future.

That said, irrespective of the thorough work that was carried out during the relatively short development of the Deoffshorisation Law, there are a number of unresolved issues remaining. In some cases provisions of the Deoffshorisation Law are so unclear that the taxpayers simply do not understand whether these provisions apply to their specific cases or not.

Even with significant penalties for non-compliance with the Deoffshorisation Law, the absence of clarity in certain provisions, as well as the unpredictability of the Russian tax authorities' position, make the success of Russian deoffshorisation campaign uncertain.

Moreover, the success of the campaign should also depend on non-tax legislation which, in particular, allows the release of the disclosed individuals from liability of possible historic offences.

In this respect, on June 8, 2015, President Putin signed into law two draft legislations, which aim at resolving the above issues, namely the law on the so-called Amnesty of Capitals (Federal Law No. 140-FZ) and a law improving the Deoffshorisation Law and introducing a number of important changes to the Russian Tax Code (Federal Law No. 150-FZ).

The Amnesty of Capitals law allows individuals to disclose their possession of certain cash and property, including participatory interests and shares, which were historically concealed from the Russian authorities due to various reasons: tax or currency control evasion, protection of assets, confidentiality and others. Besides this, under this law, individuals would also be able to disclose their CFCs.

Possession of the above assets shall be disclosed in a specific declaration to be filed by individuals before 31 December 2015. Besides information on the assets, information on the nominal holders of these assets, if any, shall be disclosed as well. The declared assets shall not be subject to taxation in Russia and actual and nominal holders, subject to certain conditions, shall not be subject to criminal, administrative or tax liabilities that could have otherwise arisen as a result of the disclosure made in any other way.

It is expected, that upon such a disclosure, a person who filed the declaration shall perform his or her tax duties in Russia in the future properly, without concealing non-Russian CFCs, property or funds from the tax authorities.

That said, again, Russian businesses raised a number of questions to the Amnesty of Capitals law provisions, which may jeopardise the success of the campaign. For example, the law provides for an exhaustive list of criminal law exemptions which are granted to the applicant of the declaration, without including fraud or money laundering. This may potentially lead to certain abuse by the state authorities.

That said, the law introducing changes to the Deoffshorisation Law should be treated positively as the majority of amendments are taxpayer friendly and a number of technical mistakes were corrected.

In particular, the law introduces an exemption from CFC rules for the settlors of irrevocable trusts, an exemption which was earlier announced by the Russian Ministry of Finance.

Taking into account the first deadline established by the Deoffshorisation Law for filing the notifications on the participation in non-Russian companies and structures of June 15, 2015, the first results of the deoffshorisation campaign should be available by the end of the summer. The efficiency of the Amnesty of Capitals law shall become clear next year after the filing campaign is finalized.

One thing is for sure. President Putin came through on his promise to combat tax evasion and now the deoffshorisation campaign is in full swing.

 


 

Кампания по «деоффшоризации» набирает обороты

Алексис Тсилепис
Директор, начальник отдела по налогообложению
и

Даниил Рудерман
Налоговый консультант и представитель, Москва
Costas Tsielepis & Co Ltd
www.tsielepis.com.cy

В 2012 году Президент России Владимир Путин впервые публично заговорил о необходимости проведения +деоффшоризации- российской экономики, указав, что вопросы ухода от налогообложения с использованием различных оффшорных зон нужно решать в первоочередном порядке. Менее чем через три года после указанного заявления Президента РФ, мы становимся свидетелями того, как кампания по +деоффшоризации- начинает набирать обороты.

После выступления Президента РФ его поручение было безотлагательно принято к исполнению, и уже к началу 2014 года был разработан целый блок законопроектов, направленных на возвращение капиталов в Россию.

Работа шла по нескольким направлениям. Во-первых, планировалось введение комплекса налоговых мер, аналогичных тем, которые активно используются для борьбы с оффшорами за рубежом. Во-вторых, готовились к принятию неналоговые меры, которые должны были способствовать раскрытию информации реальными собственниками иностранных компаний и структур и стимулировать перевод бизнес- потоков под российскую юрисдикцию.

Основным законом во всей кампании по +деоффшоризации- по праву можно считать Федеральный закон № 376-ФЗ, который был подписан Президентом РФ 24 ноября 2014 года и вступил в силу с 1 января 2015 года, т.н. Закон о КИК.

Министерство финансов РФ занималось подготовкой Закона о КИК на протяжении всего 2014 года, было проработано несколько законопроектов, проводились общественные слушанья, накал страстей вокруг принятия данного закона можно было назвать беспрецедентным. Бизнес-сообщество лоббировало смягчение отдельных положений законопроекта, а правительство, во многих случаях, настаивало на более жестких формулировках.

Концептуально, Закон о КИК направлен на то, чтобы сделать менее выгодным для российского бизнеса использование иностранных компаний и структур в целях налоговой оптимизации.

В итоге, в российское налоговое законодательство было введено три новых блока правил: правила контролируемых иностранных компаний (КИК), правила российского налогового резидентства юридических лиц и концепция лица, имеющего фактическое право на доходы (концепция бенефициарного собственника).

Коротко, суть новых правил заключается в следующем.

Первый блок v правила КИК v позволяют российским налоговым органам облагать российскими налогами нераспределенную прибыль, полученную иностранными компаниями и структурами без образования юридического лица (трастами, фондами и т. д.), которые контролируются налоговыми резидентами Российской Федерации (физическими или юридическими лицами).

В Законе о КИК предусматриваются специальные критерии, на основе которых определяется наличие +контроля- российских налоговых резидентов над иностранными компаниями и структурами, вводятся определенные правила расчета налоговой базы по доходам таких иностранных компаний и структур, а также устанавливается порядок расчета, декларирования и уплаты налога с прибыли таких компаний (структур) в России.

Второй блок правил, касающийся налогового резидентства юридических лиц, заключается в том, что налоговыми резидентами Российской Федерации, помимо российских компаний, будут также признаваться иностранные компании, местом фактического управления которых является Российская Федерация. В случае признания иностранной компании налоговым резидентом России, она будет обязана уплачивать российский налог на прибыль аналогично российским компаниям.

И, наконец, третий блок правил о бенефициарном собственнике дохода направлен на борьбу со структурами, злоупотребляющими преимуществами соглашений об избежании двойного налогообложения (СИДН).

В качестве примера можно рассмотреть ситуацию, когда иностранная организация, зарегистрированная в государстве, с которым имеется выгодное СИДН, например, на Кипре или в Люксембурге, вводится в юридическую структуру исключительно для целей уменьшения российского налога у источника в отношении дохода, выплачиваемого российской организацией (например, дивидендов).

Так, если указанная иностранная организация (получатель дохода) не принимает на себя экономические риски в отношении данного дохода (дивидендов), не определяет его дальнейшую экономическую судьбу и, получив доход, автоматически перечисляет его другой организации (например, зарегистрированной в оффшорной юрисдикции), то она не может быть признана лицом, имеющим фактическое право на данный доход. В этом случае организации может быть отказано в применении льгот, предусмотренных соответствующим СИДН, и могут быть применены более высокие ставки налога у источника, предусмотренные внутренним российским законодательством (в частности, если говорить о выплачиваемых дивидендах, то ставка

налога может составить 15%, а не 5% или 10%, как в рамках СИДН).

В настоящее время стало очевидным, что Закон о КИК существенным образом изменит российскую налоговую действительность. Налоговые риски, возникающие у бизнеса в рамках налогового планирования с использованием иностранных структур, вряд ли станут ниже в обозримом будущем.

При этом, несмотря на длительную подготовительную работу, проделанную в процессе принятия Закона о КИК, на практике осталось очень много нерешенных вопросов. Зачастую, формулировки Закона о КИК таковы, что налогоплательщики не до конца понимают применяются ли они к их конкретной ситуации или нет.

Отсутствие определенности в ряде положений Закона о КИК, а также фактор непредсказуемости действий российских налоговых органов, в настоящий момент ставят под вопрос возможность качественной реализации кампании по +деоффшоризации- в России, даже несмотря на довольно существенные санкции за неисполнение норм Закона о КИК.

Более того, успех кампании также напрямую зависит от норм неналогового законодательства, в частности, позволяющих освободить +раскрывшихся- бенефициаров от ответственности за возможные исторические правонарушения.

В связи с этим, 8 июня 2015 года Президент Путин подписал два законопроекта, которые должны помочь решить указанные выше проблемы: (1) законопроект о т.н. амнистии капиталов (Федеральный закон № 140-ФЗ), и (2) законопроект, направленный на совершенствование Закона о КИК и внесение ряда иных существенных изменений в Налоговый кодекс РФ (Федеральный закон № 150-ФЗ).

Закон об амнистии капиталов нацелен на то, чтобы позволить физическим лицам раскрыть факт владения определенными денежными средствами и имуществом (в т.ч. долями, акциями), которые в силу ряда причин были скрыты от российских государственных органов. Среди таких причин могли быть уход от налогообложения, обход правил валютного контроля, защита активов, вопросы конфиденциальности и др. Помимо этого, в рамках данного закона можно будет раскрыть и КИК.

Факт владения указанными выше активами будет раскрываться в специальной декларации, подаваемой физическим лицом в налоговый орган до 31 декабря 2015 года. Раскрыть информацию нужно будет не только об активах, но и о номинальных владельцах этих активов (при их наличии). Задекларированное имущество будет освобождаться от налогообложения в России, а фактический и номинальный владельцы, при соблюдении определенных условий, не будут подлежать привлечению к уголовной, административной и налоговой ответственности, т.е. к ответственности, которая могла бы возникнуть в результате раскрытия, совершаемого не в рамках данного закона.

Считается, что после такого раскрытия информации лицо, подавшее декларацию, будет исполнять свои налоговые обязательства в России должным образом, не скрывая от налоговых органов наличия КИК, имущества или денег за границей.

Вместе с тем, опять, ряд положений закона об амнистии капиталов вызывает вопросы у профессионального сообщества и, по нашему мнению, может негативно сказаться на его успешной реализации на практике. В качестве примера можно привести тот факт, что в законе установлен закрытый перечень преступлений, за совершение которых при подаче декларации не наступает уголовная ответственность, и такие преступления как мошенничество или легализация (отмывание) денежных средств в данном перечне отсутствуют, что потенциально может привести к злоупотреблениям со стороны государственных органов.

Что касается закона о внесении изменений в Закон о КИК, то его нормы, на наш взгляд, должны сыграть позитивную роль, поскольку большинство из них направлены на улучшение положения налогоплательщика, исправлен целый ряд ошибок. В частности, в Закон о КИК вводится ранее анонсированное Министерством финансов РФ освобождение от правил КИК для учредителей т.н. безотзывных трастов.

Подводя итог, следует сказать, что, учитывая сроки, установленные Законом о КИК для подачи первых уведомлений об участии в иностранных организациях (структурах) v 15 июня 2015 года v первые итоги кампании по +деоффшоризации- можно будет подвести уже в конце текущего лета. Эффективность закона об амнистии капиталов будет ясна уже в следующем году после окончания декларационной компании.

Вместе с тем, уже сейчас становится очевидно, что Президент Путин сдержал свое обещание и начал планомерную борьбу с уклонением от уплаты налогов в России. Это означает, что +деоффшоризационная- кампания будет набирать обороты.



About the Author


Costas Tsielepis & Co Ltd, Chartered Accountants

What makes Costas Tsielepis & Co different is the boutique approach to the way we interact with our clients and the way we tailor our services to their unique needs and requirements. We understand the importance of deadlines, of personalized and proactive communication, of trust and confidentiality and of providing solutions that safeguard the integrity and best interests of our clients' business enterprises. We have been consistently and diligently serving local and international clients based on this approach, for over 35 years. tsielepis.com.cy

 

 

« Go Back to Blogs

Blog Archive

Event Listings

Listings for the leading worldwide conferences and events in accounting, investment, banking and finance, transfer pricing, corporate taxation and more...
See Event Listings »